Специальный репортаж<<

Форма боевиков для нижегородских разведчиков

15 февраля – День памяти воинов-интернационалистов. Эта дата выбрана неслучайно. Именно в этот день, 23 года назад, последняя колонна советских войск покинула территорию Афганистана. Война, которая длилась почти десять лет и унесла жизни более 15 тысяч советских граждан, была окончена. Год назад в Нижнем Новгороде появилось еще одно место, где имена погибших в военных конфликтах ребят – и «афганцев», и «чеченцев» – будут помнить всегда. Корреспонденты «МК в Нижнем» побывали там накануне памятной даты.

Похоронка в мирное время

Здесь есть краповый берет. Тот самый, что является предметом особой гордости и вручается бойцам спецназа за мужество, проявленное в боевых действиях. Есть часы с отколотым краешком. Это след от осколка пули. Он должен был попасть в висок, но владелец часов как раз в этот момент провел рукой по голове. И это спасло солдату жизнь. Есть жилет, снятый с пленного чеченского боевика. Очень теплый и удобный. Боевики шьют такие по натовским лекалам.

– Правда, служить в таком жилете пришлось нижегородским ребятам, – аккуратно достает из-под стекла памятный экспонат директор школы №31 Сергей Корнилов. – Нам его Диман Савельев подарил. Он его из разведки принес. А когда потом вернулся в Нижний, друзья просили одолжить на время своей командировки в горячие точки. Так вот в нем несколько человек и отвоевало.

Мы разговариваем в музее «Ветеранов локальных войн», который открылся в школе №31 Сормовского района год назад. Приехали сюда делать репортаж о жизни школьных музеев. Пытаемся узнать, приходят ли в них сегодняшние ученики и что они могут там увидеть?

Этот музей – о войне в мирное время. О той, что развязывают политики, а платят за нее своей жизнью обычные ребята. Есть деталь, которая бросается в глаза – в Нижнем Новгороде во время двух чеченских кампаний и Афганистана больше всего погибло мальчишек из рабочих районов. На Автозаводе более 40 семей потеряли близких, в Сормове – около тридцати. А в Советском – пять.

У каждого экспоната своя история, свой боевой путь. Что-то принесли родственники погибших, что-то передали сами участники боев: солдатские письма, фотографии, карты боевых действий, удостоверения боевиков, военная форма… Но главное – здесь есть история жизни всех погибших сормовичей.
И фото каждого бойца на стене…

А начиналось все с простой солдатской матери.

Светлана Лемзякова – моложавая блондинка, ей около пятидесяти лет. Сегодня она могла бы нянчить внуков, если бы 12 лет назад не принесли похоронку: 19-летний сын Саша подорвался в Чечне на фугасе.

– Я на работу собиралась, когда раздался звонок в дверь, – вспоминает Светлана Федоровна. – На пороге военком и еще двое в военной форме. Они мне говорят, что Саши больше нет, а у меня это никак не укладывается в голове, ведь я только что прочитала письмо от него. Он писал, что стал гранатометчиком и что теперь ему приходится носить на себе несколько килограммов: так что хорошо, что он не вылезал перед армией из спортзала…

А через несколько дней было боевое задание. Когда их отряд по горному серпантину продвигался на замену подразделения, и раздался этот взрыв. Машину несколько раз перевернуло в воздухе. Саша с другом погибли на месте.

«Груз-200» шел домой несколько дней. Саша погиб 8 июня, а похороны были 21-го. Ровно через год после его призыва в армию.

А через два года после смерти сына, когда Светлана Федоровна поняла, что с этой болью уже ничего не сделать и надо как-то научиться жить, она повезла материал про сына для «Книги памяти», которая в это время готовилась к публикации. В общественной организации «Горячая точка» ей предложили стать старшей по району, чтобы курировать работу с семьями, потерявшими на этих войнах своих близких. И Лемзякова согласилась, потому что очень хотела создать музей, в котором бы навеки осталась память обо всех погибших ребятах.

Пришла в сормовскую администрацию и попросила выделить нам хотя бы уголок, где можно было бы организовать такой музей. Несмотря на то, что сын учился в школе №82, Светлана Федоровна решила просить о школе №31. Ей показалось, так будет справедливее, ведь это единственная школа в районе, где сразу трое выпускников погибли в боях на Северном Кавказе.

– А знаете, вы попали в «яблочко», – согласился с идеей настойчивой посетительницы Игорь Чапрак, работавший в тот момент заместителем главы Сормовского района. – Вы там сможете найти понимание. Директор сам прошел Афганистан.

Зачем нам в армию?

О том, что с патриотизмом и гражданской позицией у современных подростков все очень сложно, не говорит сегодня, наверное, только ленивый.

– Мы недавно провели анкетирование среди старшеклассников и ужаснулись: каждый второй с удовольствием бы переехал жить в другую страну, служить в армии никто не хочет и что такое быть гражданином – не представляет, – признается бывший «афганец» директор школы Сергей Корнилов. – И если с Великой Отечественной войной еще более-менее понятно, то зачем нужны были Афганистан и две чеченские кампании, большинство школьников вам не скажут.

– Я уверена, что по этому вопросу мнения и у большинства взрослых разойдутся. Вам ведь, наверняка, приходилось с этим сталкиваться?

– Я не раз слышал такое предложение: повторите за героями Вьетнамской войны – возьмите все награды и бросьте также в сторону Белого дома. Но вопрос патриотизма не в этом. Когда нас призвали служить, мы могли не понимать до конца, зачем наши ребята должны погибать в Афганистане. Но нам говорили: вы помогаете в становлении государства. Воюете на стороне хороших афганцев против плохих. Вы должны честно выполнить свой интернациональный долг, иначе ситуацией в Афганистане воспользуются наши враги и сюда придут солдаты из другой страны, а это представляет серьезную угрозу для нашего государства. И мы старались честно исполнить свой интернациональный долг. Кто-то называет это сегодня ненужной жертвой. Но посмотрите, той страны, которую мы защищали, действительно, больше нет, и когда мы ушли из Афганистана, туда сразу же пришли другие войска. То же самое и с чеченскими войнами. Ребята, которые там воевали, они все равно, в первую очередь, защитники – они защищали целостность государства.

– Сергей Николаевич, ни для кого не секрет, что война в мирное время может оставить шрам на всю жизнь. Нужна вчерашним солдатам реабилитация?

– Вы знаете, что я больше всего хотел, когда вернулся из армии? Снова поехать в Афганистан. Помню, мы собирались со своими друзьями и планировали, как бы нам опять там оказаться, поехать восстанавливать хозяйство. Это нормально? Человек возвращается из армии и понимает, что на гражданке все не так. И не только потому, что не стреляют. Отношения между людьми другие, понятие дружбы – другое. Мне еще повезло: я вернулся без ранений, только легкая контузия. Без болезней, хотя в Афгане через одного желтуха или тиф. Сразу же возобновил учебу в институте, и все равно долгое время была депрессия, ничто не интересовало. Мой брат говорил: «Мы отдали в армию одного человека, а нам вернули другого». У меня есть коллега, у него сын-омоновец уже девять раз ездил в командировки на Северный Кавказ. Приезжает, клятвенно обещает, что это в последний раз, а через пару месяцев опять собирается. Вот и думайте – нужна реабилитация?

– И какой она должна быть?

– Человек не должен чувствовать, что его использовали и теперь он больше не нужен. Поэтому я и хочу, чтобы каждый «афганец», «чеченец» понимал, что этот музей в нашей школе теперь для него. Что это – то место, где его всегда рады видеть, где можно просто встретиться и поговорить, вспомнить боевые будни. И ученики пусть их видят. Сегодня мало кто хочет идти в армию, но когда старшеклассники слышат, как мы можем пройтись по тем, кто не хочет защищать родину – отношение к армии меняется. Ведь многим школьникам эти герои понятнее ветеранов Великой Отечественной. Та война для них была слишком давно.

– И все-таки, Сергей Николаевич, скажите как директор и учитель истории – может сегодня школьный музей помогать в формировании личности?

– У меня был один ученик, с которым мы уже и не знали, что делать. С одной стороны – парень хороший, родители положительные, но постоянно он что–нибудь «выкидывал»: и в туалете курил, и с уроков сматывался. Он как будто всегда бросал вызов нам: я не такой, как все, и буду делать все, что захочу». В итоге все закончилось дракой и условной судимостью. И вот мы, готовясь к очередной встрече с ветеранами, решили сделать его ведущим вечера. Ему предстояло зачитывать солдатские письма.

На самом деле письма самые обычные. О простых житейских радостях. Солдатики вспоминают что-то из своей предармейской жизни: как хорошо они с семьей, женой или подругой проводили время и как они хотят скорее вернуться домой, чтобы снова всем вместе поехать к морю или сходить к кому-то в гости. Вроде самые обыденные вещи, но в какой-то момент ты понимаешь, что этих радостей больше не будет, никто никуда не поедет и это вообще последнее письмо в его жизни… И вот наш ученик начал готовиться к вечеру. Как оказалось, очень ответственно. Я смотрел на него во время выступления и понимал, что он даже в папку не смотрит, он эти письма наизусть читает. Сколько же раз ему пришлось их перечитать? Я на следующий день перезвонил его матери, и она говорит: «Вы представляете, он настолько переволновался, что когда пришел домой, у него не только рубашка, весь пиджак насквозь мокрый был». Я не думаю, что он после этого останется прежним…

Февраль 2012

©2013 Новикова Марина журналист | Programming V.Lasto | Povered by Nano-CMS | Memory consumption: 1.75 Mb