Специальный репортаж<<

Юрий Тарасов: «Главврач – это хороший топ-менеджер»

Руководитель диагностического центра к первым своим больным ездил на лошадях.

Каждый вторник главный врач диагностического центра Юрий Тарасов начинает свой рабочий день с обхода. Не совсем привычная процедура для учреждения, оказывающего амбулаторную помощь. Правда, если не знать, что в центре есть свой стационар, где проводятся хирургические вмешательства и пациенты некоторое время находятся на больничных койках.
Главный вопрос, который интересует главного врача, касается оказания медицинской помощи: насколько сложно было попасть пациентам к ним на лечение, как долго пришлось стоять в регистратуре и есть ли претензии к оказанию медицинской помощи. Что касается состояния здоровья больного и назначенного ему лечения, то здесь Тарасов полностью доверяет своим специалистам…

Утром – на операционный стол, вечером – за руль

Хирургическое отделение совсем крошечное – на 10 коек. И больше похоже не на отделение многопрофильного центра, а на небольшую европейскую больницу. При этом все равно многопрофильную – пациенты обращаются с самыми разными проблемами – от гинекологических болезней, холецистита до проблем с венами. Лечатся бесплатно, по медицинскому полису. И, как правило, долго здесь не залеживаются. В диагностическом центре не проводят полостных операций – только эндоскопические. Поэтому чаще всего утром – на операционный стол, а вечером – за руль, чтобы ехать домой.

И только при некоторых вмешательствах приходится несколько дней полежать.

На часах 10 утра. И первая пациентка готовится в операционную. Ей должны убрать полипы с матки.

– Не волнуйтесь, – подбодрил ее главврач. – Наши хирурги провели шесть тысяч подобных операций. Ни у кого осложнений не было…

Юрий Игоревич Тарасов возглавил диагностический центр в 1997 году. Тогда объявили конкурс на замещение вакансии главного врача, предыдущий руководитель написал заявление об уходе. Заявки на участие подали девять человек. Среди них был и Юрий Тарасов, который к тому времени уже много лет возглавлял Городецкую ЦРБ. Предложенная им концепция дальнейшего развития центра, над которой он работал в течение трех месяцев, оказалась лучшей, и в качестве главного врача утвердили его кандидатуру.

– Юрий Игоревич, руководитель учреждения такого уровня, как областной диагностический центр, в первую очередь должен быть хорошим врачом или хорошим управленцем?

– Управленцем. Главврач – это в первую очередь топ-менеджер. У нас в штатном расписании около 200 врачей, и я должен уметь разбираться в юридических вопросах, экономических, знании Конституции, трудовом законодательстве и так далее, чтобы всем этим управлять.

– Первое лечебное учреждение в своей жизни вы возглавили совсем молодым...

– Мне было 28 лет, когда я стал главврачом участковой Зиняковской больницы. Но я не считаю, что это рано. Есть большие плюсы в том, что руководитель молодой. У меня не было большого опыта, но я был смелый, ничего не боялся. Мне нравится, что сегодня молодые люди начинают рано делать карьеру. Еще учась в институте, уже начинают работать. И они очень востребованы сейчас.

Народ присматривался и оценивал

– А на село вы попали по распределению после мединститута?

– Я по собственной инициативе отправился туда на два-три года, чтобы набраться опыта, и задержался на 22 года.

– Как встретили сельчане молодого врача?

– Приехал в Зиняки в августе 1975 года. В то время это было очень большое село. Зиняковская участковая больница обслуживала 11 тысяч человек. Так что работы хватало. Доктора, Жулину Елену Ивановну, которая там работала до меня, народ буквально на руках носил. И поэтому первое время люди ко мне просто присматривались, оценивали. Я только спустя время это понял. А тогда… меня вызывали по любому поводу и днем, и ночью. Не успеешь вернуться, опять надо ехать в какую-нибудь деревню. Чаще всего на лошади. Зимой в мороз кучер набросает сена, укроет тебя несколькими тулупами и едешь-дремлешь. Лошадка идет неторопливо. О многом успеешь за это время подумать, мысли свои привести в порядок. И так было ровно год. А потом народ понял, что я есть, я на месте, и по пустякам перестал дергать. Только в случае острой необходимости. И за это я зиняковским жителям очень благодарен.

– Сегодня в Нижегородской области действует губернаторская программа по оказанию помощи молодым специалистам на селе. Врачам дают и машину, и дом – только приезжай. И то главврачи ЦРБ сетуют, что молодежь не сильно спешит уезжать из города. А у вас какие были условия?

– Мы пришли с главным врачом к директору совхоза, на территории которого располагалась больница, и он говорит: «Павел Кондратьевич, вот врач, который готов приехать к вам работать. Когда дадите ему жилье?» Он пообещал через три месяца. А на это время санитарка больницы сдала нам с женой в своем доме угол. Через полгода дом достроили, и директор совхоза выделил нам квартиру.

Меня никогда не смущало, что мы уехали из города. Мы очень интересно жили, много занимались спортом. А если надо было, в любой момент могли поехать в областной центр.

Детей лечить интереснее

– Мне кажется, народ на селе лечить сложнее. Они консервативнее, лечение оставляют на потом, «после сенокоса», не думая, что может быть поздно…

– Если ты сумеешь убедить пациента в правильности лечения, то и сельский житель будет тебе хорошим союзником.

У врача на селе другие сложности. У него должны быть шире знания, потому что ему приходится сталкиваться с самыми разными проблемами, и он должен быть очень хорошим диагностом. Ведь главное – точно поставить диагноз. А раньше это было сложно сделать – не было никакого оборудования, только знания врача.

– По специальности вы врач-педиатр. Достаточно редкий выбор для мужчины…

– Почему? У нас на потоке училось 250 человек, и примерно поровну было девушек и юношей. Я не могу сказать, что именно подтолкнуло меня стать педиатром. Может быть, потому что мои родители – педагоги. И дома всегда была атмосфера любви к детям. За два года до поступления в вуз у меня родились двоюродные братья-близнецы, и мне нравилось наблюдать за ними. Я ни разу не пожалел, что стал именно детским врачом. Детей лечить интереснее.

А что касается вообще выбора профессии, то я всегда был уверен, что сделал его самостоятельно. И только потом, анализируя жизнь, понял, что на этот путь меня методично направляли родители. Например, у нас есть родственники медики. Как только они приезжали в гости, родители при мне заводили разговор о медицине. Книги мне всегда правильные подкладывали читать: Вересаева «Записки врача», Чехова, Юрия Германа «Я отвечаю за все», Арчибальда Кронина. Они постоянно формировали у меня положительный образ доктора. Да и атмосфера вокруг располагала к тому, чтобы сделать выбор в сторону мединститута.

Помните, тогда в шестьдесят седьмом году Кристин Барнард сделал пересадку сердца Луису Вакшанскому. Сколько об этом тогда говорили! Естественно, мы были романтиками, и все мечтали стать врачами и проводить операции на открытом сердце….

Через два года работы сельским врачом Юрия Тарасова назначили главным врачом Зиняковской больницы. Затем перевели в Городец. Сначала на должность заместителя, а спустя пару лет - главного врача Городецкой ЦРБ. В итоге вместо запланированных двух лет Юрий Игоревич проработал на селе 22 года.

– По окончании жизни на селе закончилась и медицинская практика?

– Да, последний раз я официально лечил пациентов в Городецкой ЦРБ до апреля 1997 года. Желтуха, менингит… медпрактику заканчивал врачом-инфекционистом. Сейчас только преподаю в медакадемии.

– А за что первым делом взялись на новой должности?

– Это был 97 год – время неплатежей, большого дефицита, время взаимозачетов. Нужно было раздобыть деньги, чтобы поддержать центр. Он к тому времени отработал восемь лет, и вливаний никаких не было. Чтобы заработать, мы стали создавать хозрасчетное направление. Изменили организационную структуру. Поменяли подходы в плане информированности пациентов.

Перешли в формат 4Д

Диагностические центры начали создаваться в нашей стране еще в конце восьмидесятых. По инициативе нашего земляка – тогда он работал министром здравоохранения СССР – академика Евгения Чазова. Все центры оснащались по единой программе, финансировавшейся из федерального бюджета. Идею создания центров Евгений Иванович объяснял тем, что многие люди ложатся в больницу не для того, чтобы лечиться, а для того, чтобы им поставили диагноз. Стационары трещат по швам, их нужно разгружать. Сейчас диагностическая ассоциация России включает около сорока центров в разных регионах РФ. Некоторое время ее президентом был Юрий Тарасов. До того, как в 2005 году он был назначен директором областного департамента здравоохранения. В нижегородском правительстве проработал два года, но потом написал заявление по собственному желанию и снова вернулся в диагностический центр.

– Юрий Игоревич, долгое время диагностический центр действительно был единственным местом в регионе, где можно было пройти многие исследования. Сегодня много частных клиник, да и многие государственные стационары оснащены достойно. Сократилось количество пациентов?

– Нет. Ежедневно обслуживаем до полутора тысяч пациентов. Мы являемся учреждением экспертного класса, и мнение наших специалистов имеет большое значение для врача муниципальной или, тем более, центральной районной больницы при принятии решения по дальнейшему лечению больных. Некоторые виды обследования и диагностики по-прежнему можно пройти только у нас в центре. Далеко не все больницы могут своевременно обновлять свой парк оборудования. Это очень дорого. А ведь аппаратура постоянно совершенствуется, повышается класс точности. И если еще вчера мы могли не увидеть какую-то патологию, новое оборудование уже позволяет нам это сделать. Например, последние аппараты УЗИ позволяют конструировать 4Д изображение. Врач может сфотографировать младенца в утробе матери и показать фотографию бабушке с дедушкой.

И еще не стоит забывать, что многие виды обследования можно пройти, только находясь на лечении в стационаре. В поликлиниках их просто не проводят. Так что для установки точного и правильного диагноза пациентов все равно направляют к нам.

– А что нового ждать нижегородцам от диагностического центра?

– Планируем диагностировать опухоли на самой ранней стадии. Чтобы рак можно было успеть вылечить.

Справка «МК»

Тарасов Юрий Игоревич родился 15 марта 1951 года в Горьком.
Заслуженный врач России.
Жена – врач-эндокринолог.
Дочь – медик. Имеет два высших образования – медицинское и юридическое.
Сын – студент экономфака ННГУ.

2010 год

©2013 Новикова Марина журналист | Programming V.Lasto | Povered by Nano-CMS | Memory consumption: 1.75 Mb