Медицина<<

Хоть оперируй, хоть чай пей

Нижегородскому нейрохирургическому центру отказано в федеральных квотах на высокотехнологичные операции

Они делают уникальные операции. Например, удаляют опухоль головного мозга через нос. Без пугающей трепанации черепа. Без трехнедельного лежания на больничной койке. Без грубых шрамов на голове. Если еще три года назад за подобным лечением нижегородцы ездили в столицу, то теперь могут прооперироваться в родном городе: и лучше, и бесплатно. Но… Нижегородский межрегиональный нейрохирургический центр, известный на всю Россию, находится на базе муниципальной больницы. А это значит, что если даже здесь будут проводиться самые наисложнейшие высокотехнологичные операции, зарплата врача составит, как если бы за всю смену он наложил три шва пострадавшему в драке. Внушительные суммы из федеральной казны на аналогичные хирургические воздействия направляются в учреждения с другим статусом – федеральные или региональные клиники.

К мозгу – через нос

…С 72-летним Шамилем Зариповым мы познакомились на следующий день после операции по удалению опухоли гипофиза. Зашли в палату с лечащим врачом как раз в тот момент, когда пациент брел к своей тумбочке. Вставать ему еще, в принципе, никто не разрешал, но лежать второй день в постели мужчине уже надоело. Чувствовал он себя неплохо, бодрячком, вот и решил до обеда немного пройтись.

– Я и предположить не мог, что у меня аденома гипофиза, – поведал нам свою историю Шамиль Белялович. – У меня никогда не болела голова. Я всегда себя хорошо чувствовал. А тут ни с чего вдруг стало ухудшаться зрение. После обследования окулист направил меня в нейрохирургию, где и обнаружили опухоль головного мозга.

К счастью, она оказалась доброкачественной и не очень большой. А это значит, что было возможно удалить ее через нос. Операция длилась около пяти часов. Но уже на следующий день – никакой боли. И ничто не напоминало о пережитом накануне. Кроме ватного тампона в носу…

– Через неделю, думаю, больного мы будем выписывать, – говорит заведующий третьим нейрохирургическим отделением больницы №39 Борис Аржанов. – Раньше (при трепанации черепа. – Авт.) он пролежал бы у нас недели три. И было бы больше опасений, что произойдут осложнения. Ведь трепанация – это серьезное хирургическое вмешательство – дрелью просверлить череп, специальной электропилой вырезать нужный участок…

Приоперации, проводимой через носовой проход, разрез делается совсем маленький, да и то только внутри.

– В нос больного вводится эндоскоп с маленькой видеокамерой на конце. Она передает изображение на монитор, установленный в операционной, – поясняет тонкости данного нейрохирургического вмешательства Борис Николаевич. – Правда, не всякую опухоль можно удалить таким неагрессивным способом. Многое зависит от ее размера и расположения…

“Это не высокие технологии“

Удаление аденомы гипофиза – не единственная операция, которую проводят в нейрохирургическом центре эндоскопическим методом.

– Начинали мы три года назад с удаления гематом, образовавшихся после травм и инсультов. Эндоскоп позволил нам делать это через крошечный разрез, не вскрывая черепную коробку, – рассказывает «МК» заведующий 1-м нейрохирургическим отделением больницы №39 Александр Лавренюк. – А затем уже перешли к трансназальным вмешательствам. Эти операции достаточно дорогие – один только клей, используемый для заживления разреза в носу, стоит 8-15 тысяч рублей.

Александр Лавренюк стал одним из первых врачей в Нижнем Новгороде, кто начал заниматься нейроэндоскопией. Да и сейчас нейрохирургов, специализирующихся на подобных операциях, в городе всего несколько человек. Эти операции – ювелирные, требуют огромного мастерства. Не каждый город может похвастаться, что в его клиниках они вообще выполняются. Для Нижнего это привычно. Наш нейрохирургический центр, к слову, один из старейших в России – ему исполнилось 45 лет, всегда был известен уникальными операциями. Лечиться сюда приезжают из самых различных городов. И нейрохирургический центр давно уже «перерос» рамки просто городской больницы. Но, как показала практика, перерос только по уровню оказываемой помощи, но не по документам и финансированию…

– Согласно федеральному законодательству, высокотехнологичные операции оплачиваются из бюджетов различных уровней – либо областного, либо федерального, – пояснила «МК» исполнительный директор Территориального фонда обязательного медицинского страхования (ОМС) Нижегородской области Елена Хлабутина. – Поэтому и выполняться они должны в больницах областного и федерального значения. В городских больницах высоких технологий быть не может.

Больница №39 – муниципальная, входит в систему ОМС. Предполагается, что в нейрохирургическом отделении осуществляется легкая нейрохирургическая помощь. Поэтому заработная плата врачам начисляется по койко-дням.

– А это значит, что врач, хоть целый день пей чай, хоть не вылезай из операционной, все равно получит фиксированную зарплату, – констатирует руководитель нейрохирургическим центром профессор Александр Фраерман.

Правда, несколько лет назад федеральные власти все-таки выделили наш нейрохирургический центр из разряда обычных городских больниц.

– В 2006 году мы вошли в перечень из десяти самых крупных муниципальных больниц страны, которые осуществляют высокотехнологичную помощь, – продолжает Александр Фраерман. – Два года получали дополнительные дотации из федерального бюджета. Это значительно улучшило финансовое положение и больницы, и медперсонала. Появилась возможность приобретать дорогостоящее оборудование. Но в 2008 году эту программу упразднили. Сегодня мы делаем до 400 высокотехнологичных операций в год. И никаких дотаций за это не получаем. Я обращался к полномочному представителю президента по ПФО Георгию Рапоте. Он пытался помочь нам, но, к сожалению, безуспешно. Согласно федеральному законодательству, пока мы базируемся в стенах муниципальной больницы, вопрос о дотациях даже не рассматривается.

В Минздравсоцразвития РФ корреспонденту «МК в Нижнем» рассказали, что финансирование муниципальных больниц из федерального бюджета было экспериментом. Ни одна из городских клиник страны в этом году больше не получала дотаций за высокие технологии.

– Ваш нейрохирургический центр на хорошем счету, – признают в Минздравсоцразвития РФ. – Сейчас субъекты готовят региональные программы по модернизации здравоохранения. Может быть, они его включат в эту программу…

Сейчас же центру приходится уповать лишь на городские власти. И они, вроде, пока не подводят. За последние три года была закуплена современная система навигации. Но для того, чтобы высокие технологии развивались дальше, нужна и другая дорогостоящая техника. Одной городской казне потянуть такие покупки будет очень сложно.

Ноябрь 2010

©2013 Новикова Марина журналист | Programming V.Lasto | Povered by Nano-CMS | Memory consumption: 1.75 Mb