Медицина<<

Рак не пятится назад

Почему в Нижегородской области продолжает расти количество онкобольных.

Почти 13 тысяч нижегородцев в прошлом году были ошеломлены известием, что у них рак. Это высокие цифры. В среднем по России онкологическими проблемами страдают 355 человек на каждые 100 тысяч населения. В нашем регионе злокачественные новообразования имеют каждые 417 человек из 100 тысяч. И эта цифра постоянно растет. Интересно, что впервые за несколько десятилетий первое место в структуре онкозаболеваний занял рак кожи, потеснив многолетних «лидеров»: рак легких и рак молочной железы.
Почему онкологических больных становится все больше и что может сделать человек, чтобы не услышать жуткого диагноза, пытались понять корреспонденты «МК в Нижнем».

Не болит до последнего

– Онкология в следующем корпусе. Но если вам на прием, нужно пройти через двор, – молодой врач во дворе больницы им.Семашко посмотрел на меня с какой-то тоской и махнул рукой в нужную мне сторону. Может, у него всегда такой взгляд, но я поспешила уточнить, что на прием не надо – ищу главного врача.

Мало кому слово «онкология» не внушает страх. И хоть сердечно-сосудистые катастрофы давно обогнали по смертности все другие болезни, почему-то именно диагноз «рак» до сих пор звучит, как приговор.

Есть, конечно, примеры благополучного исхода дела – те же Дарья Донцова, Кайли Миноуг… Но их судьбы воспринимаются больше как исключения из правил. А чаще вспоминаешь тех, кто, несмотря на имя, лучшие клиники мира и неограниченные финансовые возможности, в считанные месяцы, а то и дни уходил из жизни.

Месяц назад умерла моя близкая подруга. Журналист. Много писала на медицинскую тематику. Но собственный недуг не заметила. Молодая и красивая. В конце марта она собирала комплименты по поводу внешнего вида: с чего-то вдруг похудела, и это ей очень шло. Казалась юной, а недомогание по вечерам списывала на весеннюю хандру. В апреле похудение уже не радовало. А в мае в карточке появился страшный диагноз…

– Исход болезни во многом зависит от стадии, на которой она выявлена, – говорит главный онколог Нижегородской области Аркадий Денисенко. – Если это первая-вторая стадии, когда еще нет метастазов, то процентов 80, а то и 100, что человек будет полностью излечен. Сегодня мы можем диагностировать опухоль при размерах в пять миллиметров.

Мы разговариваем в операционном блоке Нижегородского областного онкологического центра. Здесь шесть операционных столов, и за каждым происходит по несколько хирургических вмешательств в день. Если у какой-то бригады в планах стоит только одна операция – значит, она может продлиться весь рабочий день.

А еще здесь все дни – операционные. Неоперационных, какими часто бывают в больницах понедельники или пятницы, нет. Так что за год набегает более 6000 хирургических вмешательств. Для кого-то из больных они окажутся спасительными. И о страшном недуге будет напоминать только запись в истории болезни. Кому-то из пациентов врачи подарят еще несколько лет жизни. Но у кого-то болезнь зашла уже слишком далеко…

– Рак не появляется в один день, – продолжает Аркадий Николаевич. – Опухолевый процесс развивается несколько лет. От одной раковой клетки до сантиметровой опухоли проходит около 8-10 лет. И если следить за своим здоровьем, болезнь можно выявить на ранних стадиях. Если ваши родственники болеют или умерли от рака, то от возраста, в котором у них был выявлен недуг, отнимите десять лет, и с этого момента начинайте ежегодно дополнительно обследоваться.

– Выходит, тысячи людей умирают от излечимой, в общем-то, болезни?

– Злокачественные новообразования считаются хроническим неинфекционным заболеванием, и больные с таким диагнозом на протяжении всей жизни находятся на диспансерном наблюдении. Просто, когда мы застаем болезнь на ранней стадии, можем добиться стойкой ремиссии на много лет.

– Но чаще всего люди обращаются к врачу, когда у них что-то болит. А здесь боли нет, и получается, что человек живет и даже не догадывается, что внутри него уже давно идет разрушительный процесс?

– Если у вас изменились две-три клетки – еще не факт, что они разовьются в опухоль. Для того чтобы злокачественная опухоль возникла, в организме должен произойти системный сбой. А боли действительно нет, ведь это родные клетки человека, пусть даже измененные. Боль придет позже, когда опухоль станет большой и начнет давить на другие органы, сосуды, нервные окончания. Но и стадия болезни в это время уже будет другая.

И в этот момент, словно в подтверждение слов главного врача, медсестра выносит из операционной пакет с только что удаленной опухолью. Мне как человеку неискушенному она кажется просто огромной – на вид, как полкило субпродуктов. Оказывается, это уже пятая опухоль, которая вырастает в забрюшинном пространстве 70-летней женщины за последние семь лет. И из всех самая скромная по размерам. Ни в одном случае пациентка, и правда, до последнего момента не чувствовала никакой боли.

– Вот в первую операцию мы, действительно, удалили гиганта – сантиметров 30 в диаметре, – заведующий онкологическим отделением Виктор Слугарев вышел к нам из операционной только на несколько минут. Снял перчатки, сполоснул руки. Через 15 минут ему снова вставать к столу на следующую операцию – привычный график для хирургов–онкологов. В таком ритме Виктор Владимирович живет уже 33 года. – Но все зависит от локализации. Например, для надпочечника новообразование и в 10 см уже слишком большое.

Проблема в образе жизни

На столе в соседней операционной женщина средних лет.

– Опухоль матки, – поясняет Аркадий Денисенко. – С каждым годом к нам поступает все больше молодых пациенток с таким диагнозом.

– Аркадий Николаевич, почему же все-таки онкологических больных в Нижегородской области становится все больше?

– Никто не скажет стопроцентно, какой именно фактор служит пусковым механизмом развития опухоли – иначе бы этот человек уже получил Нобелевскую премию. Причин онкологических заболеваний много – и наследственность, и экология, и вирусная этимология: гепатиты В и С, вирус папилломы человека и т.д. Не забывайте и то, что сегодня мы стали дольше жить. В нашем регионе очень много пожилых людей, а по статистике почти 87 процентов опухолей развивается у людей после 50 лет. И еще один важный момент – если у человека развивается рак, значит, что–то неправильно в его образе жизни.

– Раз мы говорим о гинекологии, то что-то неправильное, это, например, аборт?

– Аборт в том числе. Важную роль играет и гормональная контрацепция, и гигиена половых отношений… Все эти ответы уже даны в религии. И за тысячи лет они полностью оправдали себя. Ничего нового и придумывать не надо.

– Хорошо, а как объяснить тогда рост кожных новообразований? Ведь именно рак кожи теперь лидирует в нашем регионе.

– Мы с вами живем в искусственных условиях. Не в деревянных домах с печкой, как раньше, а в панельных с централизованным отоплением, которое не обеспечивает нужной влажности. Мы сейчас не моемся раз в неделю в бане и не купаемся в родниковой воде, а ежедневно принимаем душ с хлорированной водой. Но самый большой вред коже приносит избыточное нахождение на солнце и в солярии.

Образованные люди живут дольше

Профессия врача-онколога, наверное, как ни одна другая, может очень быстро привести к эмоциональному выгоранию. Каждый день медикам приходится видеть полные отчаяния глаза пациентов, в сотый раз подыскивать правильные слова на один и тот же вопрос: доктор, сколько у меня осталось времени?

Аркадий Денисенко в онкологии 23 года.

– У меня жена занимается проблемами бесплодия, – говорит он. – Каждый раз, когда идем в театр, на концерт, обязательно кто-нибудь подойдет поблагодарить, расскажет о своем малыше. И это очень приятно. Это то, ради чего ты живешь и работаешь.

Мои пациенты так не подбегают. Я рад, если мы сможем им продлить жизнь хоть на несколько лет. Ведь очень часто единственное, что бывает в наших силах – просто облегчить больному страдания.

– Вы всегда честно говорите пациентам диагноз?

– В советское время была установка не делать этого. Сейчас с приходом страховой медицины мы обязаны донести до больного правду.

– Но вы как-то смягчаете удар, дозируете информацию?

– Пациент пациенту рознь. Кому-то можно сказать только минимум, вся правда его просто раздавит. Все остальное говорим родственникам. И из родных еще нужно выбрать правильного человека.

В нашем диспансере работает кабинет психотерапевта, в котором проводится работа не только с пациентами, но и с их родственниками.

Как правило, более эрудированные, образованные люди легче воспринимают произошедшее с ними. И живут дольше.

– У меня такое чувство, что врач-онколог сегодня может назвать чуть ли не точный день ухода больного из жизни?

– Знать эту дату может только Бог. В своих прогнозах мы основываемся на результатах гистологического метода исследований. Он точен в 98 процентах случаев. Так что два процента все-таки остается.

Хотя, часто ты, действительно, знаешь, каким образом болезнь будет прогрессировать. И если видишь, что человек готов услышать правду, говоришь ему, сколько примерно осталось у него дней на то, чтобы привести в порядок земные дела.

Каждый пятый пациент – с метастазами

Тремя китами онкологического лечения были и остаются хирургическое вмешательство, химиотерапия и лучевая терапия. Как показывает общероссийская практика, лучшая выживаемость наблюдается у тех пациентов, кто был прооперирован именно врачами-онкологами, а не в обычной больнице. Объясняется это многими причинами: хирург общей практики порой удаляет только опухоль, не трогая ткани вокруг нее. Но именно там зачастую и появляются метастазы. Во-вторых, очень часто бывают случаи, когда эффект от лечения гораздо выше, если сначала провести лучевую или химиотерапию, а только потом хирургическое вмешательство.

– К сожалению, сейчас только половина всех больных получает специализированную помощь, – констатирует главный онколог региона. – Хотя несколько лет назад эта цифра была еще ниже. Но мы рассчитываем, что в будущем все 100% онкобольных будут лечиться в спецучреждениях. С 2009 года реализуется федеральная программа по онкологической заболеваемости, которая рассчитана до 2015 года. Впервые за многие годы государство выделяет на организацию специализированной онкологической службы в отдельном регионе действительно серьезные деньги – свыше 1 млрд рублей. Условие — не менее 40% этой суммы должно быть профинансировано из регионального бюджета. В основном, средства предназначаются для приобретения оборудования лучевой диагностики и лучевой терапии.

Современную технику в онкоцентре ждут со дня на день. Для нового линейного ускорителя уже подготовлен зал с высокой степенью защиты. Высокотехнологичную аппаратуру куда угодно не поставишь, помещение должно соответствовать ряду жестких требований.

Сейчас радиологическое лечение проводят на лучевых установках прошлого поколения, одним из недостатков которых является проблематичность сфокусироваться только на опухоли. Новые приборы позволят лучам проникать очень глубоко, но при этом максимально щадить здоровые органы и ткани.

– Это уже будет оборудование мирового уровня, – рассуждает заведующий радиологическим отделением Николай Скачков. – Так что нижегородцам не надо будет стремиться ехать лечиться в столицу или израильские клиники.

Получить такую дорогостоящую технику стало возможно благодаря все той же национальной онкологической программе. А для того, чтобы Нижегородской области удалось войти в число ее участников, пришлось наводить порядок во всем комплексе онкологической службы региона. Выделяя такие внушительные средства, Федерация требует не только повышения пятилетней выживаемости, но и увеличения количества больных, выявленных на ранних стадиях заболевания, снижения уровня смертности, инвалидизации.

Пока же у каждого пятого пациента, которому в прошлом году поставили этот диагноз – процесс оказывался запущенным. опухоль успевала дать метастазы.

– Во многом это потому, что у врачей в общей лечебной сети нет достаточной онконастороженности, – уверен Денисенко. – Да и сами больные не стремятся ни на прием к врачу, ни в смотровые кабинеты, ни в центры здоровья. А ведь даже в последних могут вовремя заметить некоторые виды злокачественных новообразований, тот же рак кожи.

Не просто узелок

Сорокадвухлетняя нижегородка Татьяна раковую опухоль обнаружила самостоятельно.

– Я по радио слушала интервью с врачом, – начинает она рассказывать и сразу же тянется за платком. – Он рекомендовал внимательно осмотреть свою грудь – сантиметр за сантиметром. Вот тогда я и нащупала этот узелок.

– Думала, только этот узелок и удалят, – уже не сдерживает она слез. – Лежу теперь целыми днями и думаю: ну почему я? За что именно со мной это произошло?

Мне хочется найти подходящие слова, но не получается. Как не получается отвести взгляда от ее руки, которую она прижимает к груди. Там под фланелевым халатиком теперь пустота.

Светлане 29 лет. Несколько лет назад ее мать умерла от рака матки. На этой неделе были готовы результаты биопсии – опухоль, которую обнаружили у Светланы, тоже злокачественная.

У нее на кровати заиграл мобильник, но она только коротко глянула на дисплей и отвернулась. Звонили коллеги.

– Ну, о чем я буду с ними говорить? – наконец берет она исхудавшими пальцами телефон, но веселый припев известной песенки в этот момент обрывается. – Мне свой диагноз даже произнести страшно… А они потом побегут из отдела в отдел рассказывать, охать и вздыхать… говорить обо мне… Нет, не хочу… А если сказать, что все нормально, то будут спрашивать, почему же тогда на работу не выхожу…

– Но, может, они искренне волнуются и хотят помочь? – пытаюсь я объяснить, что не только праздное любопытство движет людьми, когда они интересуются состоянием здоровья другого.

Она первый раз отрывает взгляд от пола, долго на меня смотрит и, наконец, почти по слогам, произносит:

– Нет, я лучше сначала выздоровею, а потом уже честно всем расскажу, что мне пришлось пережить.


Между тем

Как предупредить рак?

В зависимости от вида рака специалисты выделяют несколько факторов риска.

– Самым опасным, широко распространенным, но при этом устранимым фактором, является курение, – говорит замглавврача Нижегородского областного онкологического центра Светлана Долгова.

По оценкам ВОЗ, курение табака провоцирует:
– в 80-85% случаев рак легкого
– 75% – рак пищевода
– 40% – рак мочевого пузыря
– 85% рак гортани.

Второй по значимости фактор риска – вирусы гепатитов В и С. Частое употребление жирной пищи и красного мяса связано с опасностью развития рака толстой и прямой кишки.

Некоторые типы вируса папилломы человека, передающиеся половым путем, ответственны за развитие рака шейки матки, вульвы, полового члена.

Чтобы значительно снизить риск развития злокачественных новообразований, нужно:
– отказаться о курения,
– бороться с избыточным весом,
– регулярно заниматься спортом,
– соблюдать диету с ежедневным употреблением растительной пищи, молочных продуктов, ограничением красного мяса. Отказаться от жирной и острой пищи,
– регулярно проходить профилактический осмотр.

– В России отсутствует система централизованного проведения профилактических осмотров населения, – продолжает Светлана Долгова. – Однако они должны быть в обязательном порядке рекомендованы лечащим или семейным врачом. Список исследований, которые нужно регулярно проводить, одинаков для всех групп населения.

октябрь 2011

©2013 Новикова Марина журналист | Programming V.Lasto | Povered by Nano-CMS | Memory consumption: 1.75 Mb