Мои интервью<<

Марафонец Бацин

Забег главы Починковского района длится почти 20 лет

Однажды глава Починковского района Виктор Бацин поступил, как первый президент России – публично вышел из рядов коммунистической партии. Случилось это 20 лет назад. После этого, что только не говорили: что и местным партийцам он житья не дает, всячески зажимает, до того, что «требует себе по два коммуниста на ужин». Зато местного бунтаря заметил правящий тогда Борис Немцов и предложил возглавить район. Бацин согласился только со второго раза. Но зато уж надолго…
19 сентября Виктору Ивановичу исполняется 60 лет. Накануне юбилея «МК» навестил починковского революционера.

«Только изберут – Бацина уволю»

Починки – самое крупное село в Нижегородской области. Находится на самом юге. Местные жители утверждают, что зима здесь наступает на две недели позже, а лето раньше, чем в Нижнем Новгороде. Первыми возле здания администрации района нас встречают петухи и какая-то молодая женщина, выбежавшая из дверей с кипой бумаг в руках. По виду – учительница.

– Что за человек ваш глава? Не устали от его долгого правления? – спрашиваю незнакомку, чтобы иметь хоть небольшое представление перед интервью о настроении починковцев. Тем более что с Виктором Бациным лично не знакомы, поэтому любые штрихи к портрету будут кстати.

– А вы видели еще где-нибудь район, чтобы газ был даже в самой захудалой деревеньке? – как будто всегда держа наготове этот аргумент и, наконец, дождавшись подходящего момента им козырнуть, выпалила учительница. – Три раза его жители выбирали. И еще бы раз пошли голосовать, если бы система выборов не изменилась.

Других мнений до интервью нам собрать не удалось.

С Виктором Бациным мы встретились в его кабинете. В наследство от советской власти ему досталось пространство, в котором рядком уместились бы три ГАЗели.

– Да и не нужен бы мне такой, – машет он рукой, когда я отмечаю внушительные размеры кабинета. – Но уж что было…

До того, как занять кресло главы Починковского района Виктор Иванович работал директором строительной компании – местной ПМК – самой большой в нижегородской области. Была такая передвижная механизированная колонна, типа городских строительно-монтажных управлений, которую создали в 1978 году, чтобы поднимать районы нечерноземья. В 1991 году, когда в стране все начало рушиться: райкомы закрывались, горисполкомы тоже, стали решать, кто теперь возглавит районы. В Починках встать у руля предложили пятерым, среди которых были и председатели колхозов, и бывший председатель райсполкома.

– Но мы все пятеро отказались, – вспоминает Виктор Бацин. – Слишком много непонятного тогда было. Начиная с самого слова – мэр. Но через несколько дней меня вызывает Борис Немцов – он тогда был губернатором – и спрашивает: « Ты же говорил, что хочешь что-то менять в жизни. Почему же тогда отказываешься?». Ну я и согласился.

– Вы из партии публично вышли. Вас что не устраивало?

– Да многое. На словах одно, а на деле… Ведь тогда как было, если перед тобой ставили задачу к 7 ноября открыть какой-то объект, ты должен был расплющиться как блин и даже тоньше, но выполнить все в срок. Но у меня даже людей не хватало, чтобы так работать. Начальник горисполкома кричал: «Иди и собирай людей хоть на улице. Но строй». И я собирал. Всех, кто попадался на дороге, поэтому и строили тяп-ляп.

А все были злые тогда. В магазинах ничего не было. К новому году бутылку шампанского достать было нельзя. Если ты не начальник. Помню, купил себе на праздник две бутылки и рыбину скумбрию копченую. Несу домой, а самому стыдно. У людей-то этого ничего нет. Им без шампанского за праздничный стол садиться.

– В начале правления не тяжелой показалась шапка Мономаха?

– Это был самый интересный период моей жизни. Хотя сейчас вот у меня весь стол бумагами завален, а в первые годы – продовольственными талонами.

Но мы тогда перемен ждали, революция была. Немцов очень многое для области делал, и работать было очень интересно. Я верил в него и до сих пор верю. Для меня самое сложное время было при Ходыреве.

– ???

– А он накануне выборов заявил: «Если меня изберут – Бацина на второй же день уволю». Все местные коммунисты тогда ручки потирали. Я – огорчился. Объявили результаты выборов, и меня в этот же день местный секретарь райкома КПРФ спрашивает: « Ну что? Еще сидишь?»

– А куда ж я денусь?

Несколько месяцев меня Геннадий Максимович не принимал. После третей попытки я и проситься перестал. В районе, к счастью, ничего трагического не происходило. Бюджет терпимый был. В то время во всей стране зарплаты задерживали учителям и врачам. Но у нас такого ни разу не было. Или чтобы водкой расплатиться – тоже никогда. Скромно жили, но как-то сводили концы с концами. Уже потом, когда время прошло, я понял, что Ходыреву на меня просто наговаривали. Мы с ним в последнее время уже в хороших отношениях были. До сих пор перезваниваемся и с Новым годом друг друга поздравляем. Но первое время было тяжело…

Россия догонит Америку…по трезвости

– Виктор Иванович, а сегодня как живут Починки. Чем гордитесь?

– А давайте сначала про невеселое?

– Давайте

– Число жителей в районе сокращается. И не только из-за того, что умирают. Уезжают. И удержать мы молодежь никак не можем. Помню, нас в школе учили, что настанут времена, когда грань между городом и деревней будет стерта – все будут жить одинаково хорошо. Но сейчас я уверен, никогда деревня городом не станет. Я знаю, что однажды придет время, когда в деревне так мало останется людей, что власти вынуждены будут создать здесь условия, при которых жить на селе будет очень хорошо. Но даже и тогда, в очередь сюда никто не выстроится. Слишком уж тяжелые условия работы у нас здесь.

Хотя жить народ, конечно, стал лучше. Дома строят хорошие, качественные. Машин, как мух с комарами. Какие бы потрясения не происходили, счета в банках растут.

– Но хоть врачи с учителями возвращаются? Помогает губернаторская программа для молодых специалистов?

– Если бы не она, вообще не знали бы как народ в села заманить. И вот здесь можно сказать как раз о хорошем. Медики у нас в Починках – отличные. Помню, в советские времена никого не удивляло такое явление, например, как пьющий хирург. Сейчас такое даже представить нельзя. Я смотрю, сейчас вообще меньше пить стали. А тогда секретарь райкома был вынужден тумбочки проверять у руководителей. На него все обижались. Но он ничего поделать не мог, слишком много все пили. Сейчас все руководители – трезвые. Я вообще не верю, когда говорят, что Россия спивается. Сейчас гораздо меньше пьют, чем несколько лет назад. Если и дальше так будет, то по этому показателю догоним и перегоним Америку.

Продал машину – купил кобылу

Даже спустя годы отношение к коммунистическим идеям у Виктора Бацина не изменилось. Уверен, что колхозы – это не для России. В них всегда десять человек будут работать, а сто отдыхать за чужими спинами. Единственно возможный строй для нас – капиталистический. Частная собственность. Он вообще за индивидуализм. Может быть, потому что марафонец. Групповым видам спорта всего предпочитал одиночный.

– И какой была самая большая дистанция?

– 42 км 195 метра. Та самая – олимпийская. Помните, еще в Афинах воин прибежал с вестью о победе: сообщил и умер. А когда измерили расстояние, выяснилось, что пробежал он ровно 42 км 195 метров. Оттуда и пошло…Я ведь был в сборной, когда учился в МГУ…

Здесь Виктор Иванович выдерживает паузу и смотрит на нашу реакцию. И когда видит, что сработало, улыбаясь, расшифровывает – в Мордовском государственном университете. Вот так же с замиранием на нас смотрели на всесоюзных соревнованиях. Мы выбегали в майках, на груди которых красовались три буквы – МГУ.

– Сейчас не бегаете?

– Как закончил институт, постепенно с бегом попрощался. Мы ведь тогда, чтобы подготовиться к соревнованиям вокруг Саранска бегали – 70 км. Называлось это «вокруг света». А сейчас уже и здоровье не то, хотя еще несколько лет назад ездил верхом.

И вот здесь уже мы перешли к частной собственности. У Бацина – своя конюшня или как называет ее его компаньон коневод Владимир Гришин – племенная ферма. Здесь они выращивают лошадей спортивных пород.

– Десять лет назад продал машину и за 40 тысяч рублей купил кобылу, – показать свое лошадиной хозяйство глава везет нас на собственной «Шевроле-Ниве». За рулем – сам. – Сейчас в конюшне уже больше двадцати голов. Несмотря на то, что в основном спортивные, визитная карточка конюшни – советский тяжеловоз «Коскос». Красавец под тонну весом.

– Редкий день, когда я сюда не заезжаю, – рассказывает Виктор Иванович. – Вечером устанешь, голова болит. А сюда приедешь и обо всем забудешь.

– Сейчас модно лошадей держать. Говорят, все нижегородские, да и московские випы к вам за конями приезжают?

– Преувеличивают. Володе Буланову ( гендир завода «Термаль» – Авт.) продали конька. Щеголеву подарили. Его «Февральская вьюга» у нас пока стоит, на ней дети занимаются спортом. И больше, пожалуй, все. Ведь чтобы коневодство стало прибыльным бизнесом, нужно, чтобы народ финансово жил гораздо лучше. Так что пока наша цель – выращивать лошадей спортивных пород. И у нас немножко получается. Наши лошади уже не раз входили в десятку лучших в стране по троеборью. И потом хотелось бы сохранить породу тяжеловозов. Ими всегда славился наш Починковский конезавод. Но он уже третий год в состоянии банкротства. Если не станет его – никто ведь и не вздрогнет.

На конюшне у нас разговор с Виктором Бациным снова возвращается к личности Немцова. Выясняется, что конюшня размещается в бывшей когда-то свиноферме. А ее в студенческие годы, будучи в стройотряде, строил Борис Ефимович.

– Я у него на юбилее был, когда он в гольф-клубе в Москве отмечал, – в голосе Виктора Ивановича слышны ностальгические нотки по началу 90-х. – Чубайс, Сысоев, Хакамада, Касьянов, Венедиктов, Прохоров – все там были. И все три жены Бориса Ефимовича с детьми. Жаль все-таки, что Немцов не стал президентом. Он бы многое смог для страны сделать.

Досье «МК»

Виктор Бацин – родился 19 сентября 1950 года
Женат. Трое детей.
Старший сын – подполковник милиции. Работает в отделе по борьбе с наркопреступлениями ГУВД по Нижегородской области.
Дочь – сотрудник Сбербанка.
Младший сын – помощник прокурора.

15 сентября 2010 года

©2013 Новикова Марина журналист | Programming V.Lasto | Povered by Nano-CMS | Memory consumption: 1.75 Mb